Костюм таджиков в цивилизационной структуре Великого Шелкового пути

Таърих 31.08.2019 18:11

      В серьезный импульс развитию искусства костюма народов Центральной Азии дал Великий Шелковый путь, южный отрезок которого стал активно функционировать с 112 года до нашей эры, когда китайский император У-ди установил дипломатические отношения с Бактрией. Костюм таджиков формировался на наследии древних цивилизаций, обогащаясь достижениями культур разных народов в результате культурного диалога на трассах Великого Шелкового пути.

  Активнуюцивилизаторскую роль сыграли на трассах Великого Шелкового пути предки таджикского народа – бактрийцы и согдийцы. В структуре культуры и взаимообмена Великого Шелкового пути важное значение имеет костюмный комплекс, так как используемые материалы, украшения, косметика, основные формы одежды являлись не только предметами торговли, но и были трансляторами культурных достижений народов от Востока до Запада. В структуре костюме отражался тот активный диалог цивилизаций, который способствовал формированию толерантности и открытости к внешнему воздействию культур народов на евразийском пространстве.

 Диалог цивилизаций на трассах Великого шелкового пути нашло отражение на костюме населения Согда и Бактрии-Тохаристана. Взаимодействие культур отражались на составных частях костюма, на используемых тканях, украшениях, формах одежды, и т.д. Вхождение в состав древних и средневековых империй Евразии огромных интегрированных пространств, распространение мировых религий по трассам Шелкового пути, способствовали формированию понятия «мода» в костюме. На трассах Шелкового пути распространяются сходные ткани, приемы шитья, происходит изменение форм одежды, а господствующие религии привносят свои веяния, отражающиеся, прежде всего, в декоре и пропорциях одежды.

Традиционный костюм таджиков, каким он предстает в начале ХХ века, хранит в себе немало древних напластований. Одной из древнейших черт, сохранившихся до наших дней, является форма и конструктивное решение классического этнографического костюмного комплекса – верхней одежды (типа халата, кафтана) рубахи туникообразных покроев, набедренной одежды со вставкой для шага и островерхого головного убора или облегающей шапочки с округлым верхом, бытовавших у многих евразийских народов. Во 2 тысячелетии до нашей эры в Центральной Азии это был уже достаточно традиционным костюмным ансамблем. Впервые этот костюмный комплекс в полном составе уже предстает в ансамбле одежды из Загунлука и Субеши (Синьцзян) более четырехтысячелетней давности, хотя рубахи туникообразных покроев уже встречаются в материалах более древней Кончидарьи (Синьцзян). Реликты архаической одежды сохранились среди археологических находок из Кургана 1У-У вв. (Узбекистан, Старый Термез): хлопчатобумажная рубаха туникообразного кроя, штаны с квадратной и ромбовидной вставкой для шага. Конструктивное решение одежд сходны с кроем одежд из Загунлука на реке Черчень. Отличительной особенностью черченской верхней одежды является наличие конструктивного шва по середине стана, что, видимо, связано с шириной станка, на котором вырабатывали ткани определенного размера. Именно во П тысячелетии до нашей эры в археологических материалах фиксируется древнеиранское одеяние кандиз (накидка с ложными рукавами) в составе ансамбля одежды из Субеши и Загунлука (Синьцзян). Мода на эту одежду была настолько сильна, что с середины У века по ранним евразийским трассам она распространяется в Аттике, где транформируется в легкую накидку.(2) Позже в подобный тип одежды прослеживается у скифов, в Византии, в средневековой Армении. (3) В среднеазиатском ансамбле костюма кандиз прослеживается на всем протяжении истории костюма: отражается в раннесредневековой живописи Тохаристана, Согда, имеется в ансамбле одежд, данных в средневековой художественной миниатюре, в традиционном костюме таджиков, трансформированный в накидку с волосяной сеткой для лица – паранджу. Общепризнано, что народный костюм является твердым этническим знаком, особенно для древности и средневековья. При сохранении в костюме этнических особенностей, у населения вдоль трассы Великого Шелкового пути достаточно синхронно распространялась мода на определенные формы одежды. При сохранении этнических особенностей, приспособленных климатическим условиям и духовным запросам населения вдоль великой магистрали, инновации, прежде всего, отражались в общем декоративном решении костюма, силуэте одежды, используемых художественных тканях, в украшениях. Диалог искусств на трассах Великого Шелкового пути находит отражение в ювелирных украшениях Бактрии-Тохаристана и Согда, в котором ярко выражены синкретические традиции народов вдоль магистрали.

Шелковые ткани использовались в костюме народов Центральной Азии еще во 2 тысячелетии до нашей эры, но именно интенсификация взаимодействия по Шелковому пути способствовал широкому распространению шелка в регионе. Из Китая поступали шелк-сырец и красители, но со временем на юге центральноазиатского региона формируются собственные традиции шелкоткачества. Причем традиции шелкоткачества развивались синхронно по всему региону. В У-УШ веках в Центральной Азии появились ряд локальных школ художественного шелкоткачества. Создаются школы шелкоткачества в Тохаристане, Согде, Фергане, Хорезме, в Нижней Сырдарье, Турфане, Куче, Хотане и др., которые были тесны связаны между собой. Расцвету шелкоткачества способствовала повышение роли шелка в межгосударственном обмене и возросшая популярность у населения художественных тканей. Эти художественные школы были тесно связаны с традициями Китая, Ирана, Византии, Индии. Об этом свидетельствуют включение в орнаментальные традиции Тохаристана и Согда мотивов китайского, сасанидского, индийского, византийского текстильного искусства, не говоря уже о близости технологических приемов ткачества.

В орнаменте популярных шелков использовались древнеиранские мотивы крылатых лошадей, горных баранов, геометрические фигуры, растительные мотивы и образы «древа жизни». Высшее достижение ткацкого искусства – изготовление полихромных шелков, было тесно связано с искусством Синьцзяна, Ирана и народов Средней Азии. Находки из Синьцзяна( Астана) и на горе Муг (Согд), коллекции согдийских тканей в музеях свидетельствуют об общности традиций художественного шелкоткачества в Средней Азии и Синьцзяна. Начиная с У1 века в Синьцзяне начинают вырабатывать полихромные шелка в технике саммит, в которой изготавливалисьбольшинство шелков Средней и Передней Азии. Огромную роль в развитии костюма в элитарной среде Центральной Азии играли иноземные шелка. Несмотря на то, что в период раннего средневековья в Средней Азии существовали центры шелкоткачества в Тохаристане, Согде, Фергане, Хорезме, престиж сасанидских шелков Ирана, полихромных шелков Китая и Византии был велик. В китайских центрах шелкоткачества, согласно запросам покупателей на трассах Шелкового пути, изготавливают, наряду с традиционными местными шелками, ткани с «сасанидскими» сюжетами. Китайские ткачи не только вырабатывают шелка по иноземным образцам, но и перенимают традиции их ткачества при изготовлении определенного текстиля.(5)Начиная со второй половины 7-8 веков в текстильном искусстве Тохаристана и Согда получают синкретическое воплощение заимствованные орнаментальные мотивы танского Китая, Индии, Ирана, Византии, сочетаясь с местными художественными формами. Мода 5-8 веков нашей эры на трассах Великого Шелкового пути диктует потребность в художественном шелке с определенным кругом сюжетов, с пятнообразующим крупным орнаментом. Жесткий трапециевидный силуэт одежды повысил спрос у народов на плотные шелка и хлопковые ткани с крупным орнаментом. Вместе с технологией ткачества по Великому Шелковому пути идет процесс распространения и орнаментальных мотивов. В китайских центрах шелкоткачества согласно запросам покупателей на евразийском пространстве, изготавливают наряду с традиционно местными шелками ткани с тохаристанскими и согдийскими сюжетами.Стабильное функционирование Южного Шелкового пути способствовал широкому распространению хлопка из Индии в Бактрию в 1 веках нашей эры и использованию хлопчатобумажных тканей в одежде. Об этом свидетельствуют массовые находки хлопчатобумажных одежд в захоронении рядового населения Старого Термеза, вышеуказанном в Кургане.

 

Великий Шелковый путь был системой взаимообмена и в области искусства моды. Привозимые экзотичные ткани, одежды, украшения давали толчок для их заимствования и творческого подхода к их производству на новом месте, они служили толчком для новых инноваций и способствовали пониманию других культур. В раннем средневековье на трассах Великого Шелкового пути широко распространяется мода на трапецевидный или на формы песочных часов силуэт одежды, на которую используются шелка и хлочатобумажные ткани плотной фактуры с крупным пятнообразующим силуэтом. Именно развитие коммуникаций способствовали широкому взаимообмену достижениями художественной культуры на трассах Восток-Запад, что в свою очередь, вело к распространению моды. Именно в средневековье с расцветом Великого Шелкового пути в Центральной Азии происходит становление и развитие моды в нынешнем понимании. Мода ярко проявляется в элитарных слоях общества, нередко размывая этническую специфику в костюме.

 Древнейшие формы одежды, принципы их декорировки, которые подверглись влиянию инноваций на Великом Шелковом пути, до настоящего времени сохранились в традиционном костюме таджиков. В традиционном костюмном комплексе таджиков до настоящего времени сохраняются туникообразные рубахи, набедренная одежда со вставкой для шага, манера ношения нескольких платьев, использование крупных пятнообразующих орнаментальных мотивов (чакан –вышивка) при декорировки женской одежды и др. Синкретические локальные традиции исторического костюма предков таджиков – бактрийцев и согдийцев, становятся составной частью этнокультурной структуры цивилизаций Центральной Азии.

Майтдинова Гузель

профессор РТСУ

журнал "Хавво" (ЕВА)

№1-2019

©2008 - 2019 "Миллат" - рӯзномаи ҷамъиятӣ сиёсии Тоҷикистон. All right reserved.

Нишонӣ: Ҷумҳурии Тоҷикистон, шаҳри Душанбе, хиёбони С. Шерозӣ 16 ошёнаи 2
E-mail: info@millat.tj, millat@inbox.ru Tel: (+992)37-88-111-97